Вологодский государственный музей-заповедник / Виртуальные экскурсии и выставки / Памяти Ивана Васильевича Федышина. К 130-летию со дня рождения. / Хранитель и реставратор

И.Н.Федышин за работой.Е.Н. Соколова.

1920-е гг. Бумага, карандаш. 270 х 180 мм. Семейный архив Федышиных.



         Как одно из несомненных достоинств сложившейся в музее коллекции древнерусской живописи следует отметить определенность происхождения почти всех памятников в ее составе, чем она выгодно отличается от собраний, вобравших в себя коллекции, собранные любителями старины, в которые иконы нередко поступали через многочисленных перекупщиков и  владелец  часто оставался в неведении по поводу происхождения произведения. В экспедиционных материалах И.В. Федышина содержатся ценные сведения о местах нахождения памятников в храмах, окружающей их утвари, дается характеристика самой храмовой архитектуры. На все иконы, поступавшие в собрание, были заведены паспорта с указанием их местонахождения до поступления в музей, тем самым была обеспечена важная документальная  база для исследовательской работы. Вопрос обеспечения сохранности формирующейся коллекции с самого начала стоял крайне остро. Обследование храмов показало и печальную картину состояния сохранности икон, И.В. Федышин отмечает, что 50 % из них нуждаются в незамедлительном укреплении и охране со стороны государства. Это означает, что многие иконы попадали в музей в аварийном состоянии. Не ограничиваясь ролью собирателя, Иван Васильевич приложил немало усилий для укрепления и раскрытия собранных памятников. С этой целью в 1924 г. он прошел курсы в Центральных государственных реставрационных мастерских (далее ЦГРМ) в Москве. По его инициативе 1 августа 1926 г. в музее была создана реставрационная мастерская, работу которой возглавил командированный ЦГРМ известный реставратор и художник миниатюрист Александр Иванович Брягин. Не смотря на отсутствие специально оборудованного помещения , в 1927 г. было раскрыто 20 икон XIV-XVI вв.  По-видимому, темпы работы и отсутствие строгого  контроля со стороны Центральных государственных реставрационных мастерских сказывались на качестве проводимых реставрационных работ. Во всяком случае, после прохождения Курсов повышения квалификации музейных работников, организованных музейным отделом Главнауки с 17 сентября по 21 ноября 1926 г. И.В. Федышин во многом пересмотрел свое отношение к реставрации, стал критически относиться к применявшимся методикам. Сохранившаяся переписка И.В. Федышина, наполненная живым искренним чувством, свидетельствует о глубоких переживаниях  и любви к делу, которому он служит: «Одним словом, Грабарь вполне убедил меня, что по части расчистки без разрешения ЦГРМ мы не должны проводить какие-либо работы. Первые две наши пробы можно еще с натяжкой извинить хотя бы нашим незнанием законов, а дальнейшие работы после категорического предупреждения  Куропатникова  и меня Главнаукой будут считаться без сомнения весьма грубой выходкой» - пишет он сотруднице музея Екатерине Николаевне Соколовой. Осознание И.В. Федышиным своей великой миссии в деле сохранения памятников древнерусской живописи уберегло многие произведения от гибели и нанесения им непоправимого вреда в результате применения непроверенных и устаревших реставрационных методик в мастерской Вологодского музея и выбор их в дальнейшем становится более взвешенным и осторожным. В семейном архиве Федышиных сохранились многочисленные записи Ивана Васильевича с описанием применявшихся разными специалистами реставрационных методик, сделанные во время общения с известными реставраторами, что свидетельствует о тщательном изучении им реставрационного дела в 1920-х гг. 
        Сложившаяся в дальнейшем обстановка потребовала немалых усилий для сохранения коллекции древнерусской живописи, и не только в отношении обеспечения физической сохранности. Параллельно с реставрацией икон в музее велись работы на вологодских памятниках в Центральных реставрационных мастерских, некоторые из этих икон  были представлены на выставке памятников Древнерусского искусства в Берлине, Кёльне, Гамбурге, Франкфурте-на-Майне и Лондоне (1929-1932 гг). Становилось все более очевидным значение Вологды как крупного центра древнерусской культуры. Но участие в выставке, имело и печальные последствия для Вологодского музея: 7 из 13 икон, ставших ее экспонатами, по возвращении в СССР были переданы в собрания ГТГ и ГРМ. Результаты заграничной выставки, безусловно, могли быть и более плачевными, т.к. изначально она была организованна Госторгом «с целью возбудить интерес иностранных торговых фирм и частных лиц, к древнерусскому искусству и таким образом способствовать развитию торговли с иностранцами предметами русской старины» . Планировавшейся распродаже части экспонатов воспрепятствовал исключительный научный интерес.
        Отношения с конторой «Антиквариат» Госторга составляют особую страницу в истории коллекции, основную часть которой удалось сохранить во многом благодаря энтузиазму и принципиальной позиции в вопросах передачи памятников И.В. Федышина.  Сложившаяся ситуация встревожила многих деятелей культуры России. Одно за другим следуют в 1929 г. тревожные письма И.В. Федышину от А.И. Брягина  и  П.Д. Барановского . Предостережения не были беспочвенными. 1929-1930 гг. становятся частыми визиты в музей представителей Госторга для отбора икон на продажу, к этой деятельности были подключены и многие известные специалисты в области древнерусской живописи. Сложившаяся ситуация заставляла принимать меры по сокрытию наиболее ценных произведений в составе коллекции. В письме  от 26 мая 1930 г. Иван Васильевич пишет жене: «Милая Катюша! Вероятно, уже появились в Вологде приезжие специалисты из центра и скоро приедет экспедиция Анисимова. На всякий случай убери на лестницу вниз за портреты 3 иконы: 1) «Козьму и Дамиана», 2) «Богородицу» из Гавриило-Архангельской церкви и 3) «Николу» из церкви Воскресения...» . Разворачивая свою деятельность в Вологодской губернии Контора Антиквариата Госторга финансировала экспедиционную деятельность, доставку в Москву и реставрацию памятников: в процессе отбора выполнялись пробные расчистки и раскрытие отобранных на продажу произведений, что было определенным шагом вперед в изучении вологодской иконописи. Музей категорически отказался пересылать в Москву нерасчищенные иконы, ссылаясь на то, что «реализация икон без расчистки их на месте обращается в простую коммерческую сделку и не дает музею широко использовать в научном отношении передаваемый Госторгу материал, без чего абсолютно не мыслим выпуск из музея коллекций даже третьестепенного значения» . Благодаря отметкам в учетной документации, можно установить передачу Госторгу немногим более 30 памятников, что не нанесло большого ущерба коллекции, являющейся на сегодняшний день одной из лучших в стране.
        К сожалению, нам не удалось собрать сведения обо всех иконах, в консервационно-реставрационных работах на которых принимал участие И.В. Федышин, но таковые, безусловно, были. Выявленные во время обследования особо ценные памятники в аварийном состоянии укреплялись на местах, в действующих храмах. Так, например, в 1927 году А.И. Брягиным и И.В. Федышиным укреплялись иконы из иконостаса Успенской церкви Александро-Куштского монастыря. Мы находим И.В. Федышина в ведомостях, фиксирующих выплаты за реставрацию конторой «Антиквариат» Госторга. По-видимому, за реставрационной работой запечатлен Иван Васильевич на сохранившемся рисунке Е.В. Соколовой.


Удостоверение, выданное Федышину Ивану Васильевичу,
заведующему художественным отделом и подотделом иконописи
Вологодского государственного объединенного музея по командированию его
на месячные курсы по лечению древних икон при Реставрационном отделе Русского музея.
09.10.1924 г.
Бумага, машинопись, рукопись.
14,5 х 22,2 см.




Записи реставрационных методик, сделанные  И.В.Федышиным в 1920-х годах.
Бумага, рукопись.




Письмо И.В.Федышина директору музея Ф.П.Куропатникову
18.12.1926 г.
Бумага, рукопись.
Семейный архив Федышиных.




Письмо А.И.Брягина  И.В.Федышину от 08.12.1928.
Бумага. Рукопись.
Семейный архив Федышиных.




Икона «Пророк Малахия». Вторая половина XVI в.
Дерево, левкас, темпера.
49х43 см.
Из Успенской церкви Александро-Куштского монастыря.




Икона «Вознесение». Вторая половина XVI в.   
Дерево, левкас, темпера.
49х40,8 см. 
Из Успенской церкви Александро-Куштского монастыря.




Икона «Рождество Богоматери». Вторая половина XVII в. 
Дерево, левкас, темпера.
142х122 см. 
Из Успенской церкви Александро-Куштского монастыря.





Летний режим
Летнее посещение
ГОСУСЛУГИ В КРЕМЛЕ
«Живые уроки»
Запись на экскурсии
Культура.РФ
Семёнково: архитектурно-этнографический музей Вологодской области
Право на судьбу
Качество услуг
Научно-практическая конференция 2018
Вологодский Софийский собор Виртуальный проект «Вологодский Софийский собор»
Хисторимэпс35
Департамент культуры и туризма Вологодской области
Противодействие коррупции
Краткая справочная информация
Год театра в России
Профилактика ВИЧ
Портал государственных и муниципальных услуг (функций) Вологодской области